top of page
Поиск
  • Fatal Flash

«Значительные юридические риски».

Российская ЛГБТ-пара с тремя детьми получила убежище в Европе. Но путь к безопасности оказался куда сложнее.

Александра и Татьяна

В России их звали просто — Саша и Таня. Александра и Татьяна вместе уже больше восьми лет. Они из тех россиян, которые категорически не приняли военное вторжение в Украину и покинули свою страну, как только позволили обстоятельства. Впрочем, говорят женщины, из России им пришлось бы уехать всё равно. Градус ненависти к «нетрадиционным» людям за последние годы ощутимо вырос и в таких, как принято считать, либеральных городах, как Екатеринбург, где Александра и Татьяна жили и работали до эмиграции. На двоих у них трое детей, трое мальчиков. Звучит дико, но именно из-за этого семья столкнулась с кажущимся непреодолимым препятствием на пути к безопасности.


Запрещенная радуга

К принципиальному решению о том, что из России придется уезжать, пара пришла еще в 2020 году. Тогда с подачи Владимира Путина в российской конституции появился прямой запрет на заключение однополых семейных союзов. Это была одна из самых ярких поправок, которые Путин продвигал, чтобы получить возможность как можно дольше оставаться у власти. Кремль провозгласил борьбу за «традиционные ценности» и совершенно перестал стесняться внутренней и внешней критики за притеснение тех, чья жизнь не вписывается в «традиционные» рамки. Когда поправки приняли, послушная Дума с энтузиазмом принялась один за другим штамповать гомофобные законы. Они не просто поражали в правах ЛГБТ-людей, но и стали угрожать преследованием за любое, даже частное проявление идентичности.

— Дело очень быстро дошло до того, что в стране стали фактически запрещать радугу. Обычную семицветную радугу, потому что она якобы имеет отношение к ЛГБТ-символике и тем самым пропагандирует нетрадиционные сексуальные отношения, в том числе среди детей, — рассказывает Александра.

Сама женщина уже больше 10 лет состоит в «Российской ЛГБТ-сети» — объединении, которое с 2006 года пытается защищать права квир-россиян. Сведения от этой организации структуры ООН включают в регулярный доклад о положении дел с правами человека в России и констатируют растущие риски для ЛГБТ-людей в этой стране. Ничего удивительного, что в ноябре 2021 года российские власти включили объединение в список «иностранных агентов», тем самым заметно усложнив работу организации.


Не сестры


Последние годы Александра (40) и Татьяна (39) работали вместе. Их близкие отношения не ускользнули от внимания коллег, поэтому женщинам пришлось придумывать «легенду», что они сестры. Впрочем, как говорят в России, шила в мешке не утаить. Через какое-то время секрет был раскрыт.

— Последствия мы ощутили на себе сразу, — вспоминает Татьяна. — Нас просто начали выдавливать с места работы. Без видимых причин понизили в должности, урезали зарплату. Начались придирки со стороны руководства, агрессивные выпады коллег. А когда нам единственным несколько раз подряд не дали премию – основную часть заработка, — стало окончательно ясно: пора уходить.

Родные тоже не приняли Танино решение создать семью с женщиной. Мама предлагала подлечиться в психиатрической клинике. Саша так и вовсе получала угрозы: получишь кислотой в лицо или просто тебя убьют. Саша и Таня до сих пор не могут поверить, что это было с ними в Екатеринбурге — городе, который имеет заслуженную репутацию одного из самых либеральных в России. Всего каких-то 20 лет назад здесь проходили первые и немногочисленные российские прайды, и тогдашняя полиция обеспечивала порядок по ходу движения колоны. «Теперь мы поняли, как сильно изменились времена, изменились люди. И что даже в прежде свободном Екатеринбурге нам просто не дадут жить», — говорит пара.


Гуманитарная виза

Нападение на Украину стало шоком. Но покинуть страну сразу после начала агрессии, как это сделали десятки тысяч протестно настроенных россиян, у них не получилось. У Татьяны были проблемы со здоровьем, и было решено закончить лечение в Екатеринбурге. Молчать, как молчали и продолжают молчать миллионы соотечественников, тоже не смогли. Александра пишет антивоенные стихи и выкладывает в сеть, выходит с одиночными пикетами на улицу. Буквально сразу становится понятно, что это только добавило рисков для их семьи.

Особенно, по-настоящему боязно стало за детей. У Татьяны двое мальчиков, у Александры тоже сын. Все школьники. Российские школы, быстро взятые в оборот государственной пропагандистской машиной, теперь настоящий источник опасности для семей, к благонадежности которых могут возникнуть вопросы. Это вопрос времени, убеждены Саша и Таня.


Александра с антивоенным знаменем в центре Екатеринбурга

Не теряя время, пара начала поиск возможностей для эмиграции в Европу. Выбор пал на Францию с ее практикой выдачи гуманитарных виз ЛГБТ-людям, столкнувшимся на родине с притеснениями и угрозами. На сбор и подачу документов, а после на ожидание решения и приглашения за визой в посольство уходит несколько месяцев. Расчет на то, что визу можно будет получить в России, не оправдался. К моменту, когда Франция была готова пустить россиянок, женщины уже были вынуждены уехать в более безопасную Армению. Но посетив, наконец, французское посольство в Ереване, пара узнала шокирующую новость.

И вернуться нельзя

Разрешение на въезд во Францию дали только троим из пятерых. Причиной, по которым визу не дали сыновьям Тани, стало отсутствие письменного согласия бывшего мужа, отца детей. Без этого согласия мальчиков удалось вывезти из России в Армению. А вот въехать во Францию уже нельзя. Для правозащитников, которые помогали паре собирать документы и которыми не раз было сказано на отсутствие важной бумаги, это, похоже, тоже стало сюрпризом. Европейские бюрократы между тем неумолимы. «Игнорирование этого требования подвергает нас значительным юридическим рискам», — сказано в письме из посольства в ответ на просьбу рассмотреть возможность сделать исключение из жесткого правила.

— Мы были уверены, что нас пригласили, чтобы просто вклеить визы в паспорта. Мы не стали продлевать аренду жилья, даже купили билеты. И теперь в затруднительном положении, потому что даже финансово не рассчитывали на такой форс-мажор, — говорит Александра.

Впрочем, денежный вопрос — далеко не самый важный по сравнению с патовой правовой ситуацией. Отец не часто навещал детей, но он наотрез отказывается давать какое-либо согласие на их выезд в Европу. Будучи идейным сторонником Путина и зная антивоенный настрой бывшей супруги, он не сделает этого тем более. Даже обещание откупиться деньгами, если бы они были, не сыграет никакой роли, отвечает Татьяна на осторожный вопрос.

Саша и Таня даже сразу отмели вариант с возвращением в Россию. В этом случае мужчина тут же наложит юридический запрет на выезд детей, и тогда они не смогут покинуть даже пределы России. Но могут возникнуть другие проблемы. Младшего из мальчиков администрация его российской школы отказалась официально отчислить. Уехав, пара не стала с этим разбираться. Но по возвращении рискует столкнуться с юридическими последствиями и с этой стороны — вплоть до начала процедуры лишения родительских прав. К тому же, перед отъездом женщины распродали все имущество. Им, по сути, некуда возвращаться.


Закон есть закон, но он должен быть умнее


Сейчас в курсе непростого кейса сразу несколько европейских правозащитных организаций, помогающих в том числе квир-эмигрантам. История получила стремительное развитие. Сначала Cаша и Таня рассматривали возможность получения виз другой европейской страны — например, Германии. Но опасались, что ответ будет тем же. Поэтому решились на свой страх и риск попасть на территорию Евросоюза и попросить убежище. Самолеты, поезда, несколько пограничных переходов и даже заброшенный вокзал. Теперь семья ждет своей участи в лагере для беженцев Mönchengladbach, Северный Рейн – Вестфалия.

Ответ на запрос виз других стран действительно, скорее всего, был бы аналогичным, подтверждает FatalFlash, основатель и руководитель берлинского объединения в помощь квир-эмигрантам THE LGBT Live. Более того, другие страны вообще могли отказаться от рассмотрения прошения по причине того, что заявители уже располагают гуманитарными визами, выданными Францией. Сейчас, с попаданием семьи в лагерь для беженцев, кейс, вероятно, стал еще более сложным, признает Fatal.

Этот случай говорит о недоработке европейского законодательства, направленного на предоставление защиты тех, кто в ней нуждается, считает FatalFlash. — По сути, речь о не признанной российскими властями семье беженцев, которые спасаются от угроз по мотивам ненависти у себя на родине. Уже это ставит под сомнение применимость к подобным ситуациям обычного порядка въезда несовершеннолетних на территорию ЕС. Законодательство должно стать умнее и гибче, ведь в настоящий момент от его несовершенства страдают в том числе дети.

Александр Полозов

Медиаменеджер The LGBT life e.V.

2 просмотра0 комментариев

Comments


Пост: Blog2_Post
bottom of page